1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«налог на олигархов», или кто строил олимпийский сочи. Компании, строившие объекты для Олимпиады в Сочи, разорились. Подрядчики сетуют, что им не возместили увеличившиеся затраты

«Налог на олигархов», или кто строил олимпийский Сочи

Со своими широкими плечами и массивной головой, глава российских железных дорог выглядит человеком из стали – не боящимся никого и ничего. Когда его компания прокладывает дороги в Иране и Северной Корее, он почти, как второй министр иностранных дел. С его огромным бюджетом, он также является серьезной политической фигурой в России, а учитывая, миллионы работников, работающих на него, еще и крупный глава компании.

Якунину нравится надевать форму на парадные мероприятия. Посеребренные листья дуба на его воротнике напоминают советские времена, когда в системе железных дорог было звание генерала. Но на последнем открытии современной станции в олимпийском Сочи он был в гражданской одежде: темно-синий костюм с розовым шелковым галстуком. Но даже без своей формы, топ-менеджер застыл в позе оловянного солдатика рядом со своим президентом. Поза Якунина выражала гордость, но также и отчасти волнение – даже, несмотря на то, что он принадлежит к кругу друзей Владимира Путина и знает президента уже больше 20 лет. «От имени всего коллектива российских железных дорог, я хочу поблагодарить вас за оказанное доверие и поддержку, а также за тот контроль, который вы осуществляли постоянно», — заявил Якунин.

«Контроль» — ключевое слово, когда речь заходит о Сочи, и оно также относится к играм власти и денег в кабинетах в Москве, в коридорах министерств и на верхних этажах крупнейших компаний. В этих соревнованиях нет медалей за победу. Победой становится место в российской властной верхушке. И участники не ждут ободряющих аплодисментов; они ждут одобрения всего лишь одного-единственного человека: Владимира Путина.

Всего 18 месяцев тому назад Путин выглядел слабым на фоне подтасовок на выборах и массовых акций протеста. А сейчас он использует Олимпийские Игры, чтобы представить себя лидером, способным на многое. И он пользуется этим событием, чтобы консолидировать свою власть и отпугнуть противников. Те, кто беспрекословно подчиняются ему – будут вознаграждены соответствующим образом. Те, кто ослушаются – потеряют его благословение.

‘Информационная война’

Железнодорожный магнат Якунин является лучшим защитником Путина, когда дело доходит до коррупционных слухов, критики возросших затрат и обвинений в гомофобии. Он архи-консервативен и убедительно красноречив. Он возмущен «информационной войной, развязанной западом против России». И он говорит: «Мы начали с нуля и построили электростанции, шоссейные развязки и туннели за рекордное время. Конечно же, все это стоит денег». Его новая огромная железнодорожная станция в Сочи была построена всего за 3,5 года; центральная станция, открытая в Берлине к ЧМ-2006 строилась вдвое дольше.

Крупнейшие спортивные чиновники с Запада – как, например, Жан-Франко Каспер, швейцарский президент международной лыжной федерации, хотели бы видеть Якунина под судом. Каспер утверждает, что одна треть всех денег, направленных в Сочи, растворилась. «Откуда он уверен в этом? Может быть, он замешан в коррупции», — гремит в ответ Якунин. «Он порочит Россию».

Железнодорожная компания Якунина построила восемь крупных проектов общей стоимостью 6,6 миллиардов евро (9 миллиардов долларов) в Сочи, включая новую дорогу и железнодорожную ветку протяженностью в 42 км от курорта у Черного Моря в Кавказские горы. Сюда же входит упомянутый вокзал, мощности которого позволяют обслуживать столько же пассажиров – сколько и в Берлине, и это, несмотря на то, что в немецкой столице в 10 раз больше пассажиров, чем в Сочи. Рабочие Якунина уложили 332 тысячи кв. метров асфальта, 54 тысячи кв. метров гранита и высадили 6000 растений. «Президент остался доволен нашей работой», — отметил Якунин.

Оставаться в президентском фаворе стоит того: Якунин по-прежнему остается на своем посту, несмотря на то, что известный блоггер и оппозиционер Алексей Навальный несколько месяцев тому назад выяснил, что железнодорожный босс не только замечательный исполнитель чужих поручений, но также способен хорошо позаботиться о себе. Навальный написал о том, что Якунин выстроил себе целый дворец за пределами Москвы, в котором десятки комнат и есть специальная зона климат-контроля для меховых шуб его жены. Якунин заявил, что это не что иное как «кампания по порочению».

Но прямо перед тем, как откровения Навального стали доступны всем, Путин выразил свою поддержку Якунину, поскольку в Москве начали ходить слухи о том, что его могут ссадить с путинского обоза. Даже несмотря на то, что новостное государственное агентство уже объявило о том, что Якунин – это история.

Сочинская кормушка

Весьма вероятно, что слухи подкрепляла команда премьер-министра Дмитрия Медведева. Он уже давно пытался избавиться от Якунина, но Путин не показал и вида того, что перестанет оказывать ему поддержку. Вместо этого сам Медведев благодаря президенту превратился в политического карлика. Бывший президент России сейчас смотрится абсолютно беспомощным. Большинство его ближайших союзников убраны с важнейших постов и подальше от кормушки в Сочи.

Среди них Ахмед Билалов. Билалов – застройщик из республики Дагестан; его компании было поручено вести постройку горнолыжных трамплинов в Сочи. Год назад Путин сделал Билалова примером в своей борьбе с коррупцией вокруг сочинских Игр, самых дорогих в истории олимпийского движения. В прямом эфире Путин отругал Билалов за то, что спуски еще не были готовы , а также за то, что затраты выросли до 174 миллионов евро – в семь раз превысив начальную стоимость.

В тот момент Билалов являлся вице-президентом российского Олимпийского комитета и членом партии власти. Почти сразу же после инцидента в эфире Билалов был снят со всех постов и скрылся в Лондоне.

Его снятие должно было послужить предупреждением. И как в большинстве случаев в России, это был пример абсолютной безжалостности. Вскоре после того, как Путин выразил свою неудовлетворенность Билаловым, следователи из Москвы открыли уголовное дело по застройщику, обвинив его и его брата в незаконном обращении с государственными деньгами. Интересно, что власти предъявили обвинение компании Билалова в оформлении кредита на постройку олимпийских объектов, которые затем были вложены в банк, принадлежавший Билалову и предоставлены в займ под тройной процент. Следователи выяснили, что братья получили выгоду на этом деле в размере 1 миллиона евро.

Билалов заявил, что эти обвинения были «бесстыдной ложью». Он утверждал, что крупнейший акционер его компании – один из тех, кто разбогател на инвестиционном буме в Сочи – стоит за этим скандалом. А конкретно — принадлежащий государству Сбербанк, крупнейший и старейший финансовый институт в стране. После того, как браться Билаловы вышли из дела, контроль над компанией получил «Сбербанк».

До сих пор неясно, чья версия правдивее. Но в целом дело видится так, будто кто-то пытался преследовать личный интерес, без ведома Кремля. И он обратился не к тем покровителям.

‘Налог на олигархов’

Билалов стал не единственной жертвой триумфальных игр власти. Сразу после того, как Сочи был выбран место для проведения Игр в июле 2007 года, нелюбимые олигархи ельцинской эпохи были силой вынуждены инвестировать в проекты черноморского города. Один из них никелевый олигарх Владимир Потанин, премьер-министр ельцинской эпохи, чье состояние оценивается примерно в 14,3 миллиарда долларов. Еще один – алюминиевый магнат Олег Дерипаска, женатый на внучатой племяннице Ельцина и чье состояние оценивается в 8,5 миллиарда долларов.

«Участие в сочинских проектах это своего рода налог на олигархов», — говорит бывший премьер-министр Михаил Касьянов. «Если хочется продолжать вести дела в России, тогда нужно помогать Путину».

Потанин один из тех, кому более-менее доверяют в Кремле, потому что он завершил свои проекты стоимостью в 2 миллиарда евро вовремя. Сюда входят горнолыжный курорт с отелями и ультрасовременным горнолыжным подъемником. Компания Дерипаски «Русал» в свою очередь очень сильно закредитована и особенно зависима от государственного банка ВТБ. И, что самое интересное, рабочие по-прежнему наводят завершающие штрихи на его 500-миллионную Олимпийскую Деревню за три недели до открытия Игр.

Несмотря на прошлые различия, оба магната имеют и нечто общее между собой. Они оба хотят, чтобы их инвестиции окупали деньги налогоплательщиков. Вместе с главами государственных компаний Газпрома и Сбербанка, которые также вложили миллиарды в Сочи, Потанин и Дерипаска требуют, чтобы государство «обеспечило хотя бы минимум вложенных ими средств». Они не верят в то, что Сочи после того как Олимпийские Игры пройдут станет туристической меккой (планируется, что каждый день проведения Олимпийских Игр будет бронироваться около 50000 комнат), о чем мечтают в Кремле. В этом пессимизме нет ничего удивительного, учитывая, что сейчас в Сочи примерно половина мест для проживания от того количества, которое имеется в Москве – мегаполисе с 14-миллионным населением.

Читать еще:  Шаманские дыхательные практики. Книга “Лучшие дыхательные практики”. Игорь Исаев

Но есть и множество магнатов для кого сочинские игрища стали источником богатства с самого начала. Один из них – Аркадий Ротенберг. Примерно 30 лет тому назад Ротенберг был директором спортивной школы для детей в Ленинграде (ныне Санкт-Петербурге). Вслед за развалом Советского Союза, он стал понемногу торговать с Финляндией. Но на крупном уровне он был неизвестен. Сегодня же 62-летний миллиардер вместе со своим братом Борисом контролируют банки, трубопроводы и строительные фирмы.

Кремлевские «шишки»

Путь братьев Ротенбергов к богатству начался, когда их друг детства начал свой карьерный путь в Москве: конечно, это Владимир Путин. Когда-то они вместе занимались дзюдо. Сегодня Аркадий Ротенберг владеет клубом дзюдо, а Путин является его почетным президентом. Ротенберг считается тренером Путина – он также возглавляет московский хоккейный клуб «Динамо», чье руководство насчитывает немало кремлевских «шишек».

Учитывая все это, нет ничего удивительного в том, что Ротенберг стал миллиардером за несколько лет. В 2008 году, когда Газпром продал свои пять дочерних компаний, занимающихся трубопроводами и компрессорными станциями, то братья прикупили все это по сходной цене в 227 миллионов евро. Покупателями выступили компании с Кипра, подконтрольные Аркадию Ротенбергу.

Компании Ротенберга получили контракты в Сочи на 4,8 миллиарда евро – об этом пишет Bloomberg. Сюда относится сооружение дорог, трубопроводов и медиацентра. Наблюдатели полагают, что в противоположность Дерипаске и Потанину, Ротенберг не потерял денег в результате реализации олимпийских проектов, а вместо этого еще и подзаработал неплохо потому, что заказчиком выступило государство.

Однако в первую очередь присутствие государства в Сочи материализуется в форме «Олимпстроя», компании ответственной за постройку большинства спортивных сооружений на Играх. Это одна из семи крупнейших подконтрольных государству компаний, и она же является отличной площадкой для коррупции. Парадоксально, что принадлежащие государству компании считаются некоммерческими компаниями и поэтому освобождены от требования предоставлять детальные годовые отчеты.

История «Олимпстроя» обнажает слабости системы – системы, в которой деньги и власть концентрируются в руках нескольких людей, не обеспечивающих должное управление. Основанная шесть лет тому назад она уже сменила трех глав по причине слабости их власти во взаимоотношениях с местными властями, или потому, что они входили в конфликт с крупнейшими представителями правительства. На данный момент ее возглавляет чиновник из Москвы.

Чемпионат Мира по футболу не за горами

Хаос, творящийся внутри верхушки крупнейшей компании, занимающейся Олимпийскими Играми демонстрирует нам то, что между различными элитами существуют конфликты по поводу потоков денег, пишет эксперт по России Роберт Орттунг. Он ссылается на исследование о тратах «Олимпстроя», которые демонстрируют, что траты на объекты в России превышают международные аналоги на 57 процентов. Разница, по его мнению, утекла в карманы властных лиц этих компаний.

Игры уже через несколько дней. Но среди московской интеллигенции уже стало модно выражать неудовольствие гигантским размахом олимпийских Игр, идут споры о деньгах, лояльности и тех, кто замешан. Большинство россиян предвкушают действо на берегу Черного моря и практически ничего не слышали о бойкоте с Запада. А если и слышали, то в недоумении пожимают плечами.

Не приедет немецкий президент? Не слышал. Разговоры о гомосексуалистах? Чушь. Большинство россиян не в курсе дебатов вокруг гомофобии, хотя известно, что некоторые ТВ-звезды и политики являются геями.

Но когда олимпийский дух через несколько месяцев испарится, а экономика вернется в депрессию и россияне начнут замечать то, сколько денег было потрачено на Игры в Сочи, Путин обеспечит пару снятых голов. И тогда будет самое время взглянуть на еще одно раздутое в перспективе зрелище. Через четыре года в России пройдет Чемпионат Мира по футболу.

Российские олигархи. Просто богатые люди или враги России?

Все мы знаем, кто такие олигархи. Очень богатые люди с большими возможностями. Где же зарабатывают деньги российские олигархи и на что тратят? Интересный вопрос.

Вот давайте посмотрим, шведская компания «ИКЕА» производит и продает свою продукцию более чем в 30 странах, более 97 % выручки компания получает не в родной Швеции. Вывод: уважаемый Ингвар Кампрад , основатель компании, мог хранить и тратить свои деньги в любой точке мира. Тем не менее платил все налоги в родной Швеции и ездил на стареньком VOLVO двадцатилетней давности. Косметический холдинг L’Oreal производит и продает свою продукцию более чем в 90 странах мира, более 90 % выручки компания получает не в родной Франции. Вывод: уважаемая г-жа Беттанкур (основной владелец компании) может хранить и тратить свои деньги в любой точке мира. Тем не менее она платит все налоги во Франции. Основные средства компании хранятся во французских банках и работают на экономику Франции.

А теперь вернемся к нашим любимым российским олигархчикам.

Что они создали сами или заработали за рубежами России? Обратимся к истории олигархов от приватизации.

  • Лисин Владимир (состояние — 21 млрд. долларов на 2019 год) — основной актив: Новолипецкий металлургический комбинат , построенный Советским Союзом в период с 1930 до 1986 годы. На сомнительных залоговых аукционах в 90-е был выкуплен у государства по цене 30 млн.долларов за 15 % акций. То есть весь завод оценили в 200 млн.долларов при его реально стоимости в несколько миллиардов. Длительное время Лисин работал с криминальными авторитетами братьями Черными. На сегодняшний день НМЛК принадлежит кипрским оффшорам и платит налоги на Кипре , также как и сам Лисин. Зачем ему Россия? Охотиться в шотландских лесах и попивать горячий грог в своем замке в Оксфордшире (Англия), стоимостью 230 млн.долларов или шотландскогом замке Aberuchill, гораздо приятнее, чем в «немытой» России и «занюханном и обветшалом» провинциальном Липецке.
  • Потанин Михаил (состояние — 18 млрд. долларов на 2019 год). По данным Wikipedia он является «отцом раздербана 90-х » государственного имущества Российской Федерации. Основной актив — ГМК «Норильский никель» , крупнейший производитель палладия на планете и других редких металлов. На сомнительных залоговых аукционах в 90-е был выкуплен у государства по цене 180 млн. долларов за полный контроль над предприятием. Это при том, что в этот период времени только прибыль комбината составляла 1,5 миллиарда долларов в год! А о стоимости самого комбината вообще молчу. Афера за аферой! Потанин был замечен во многих криминальных схемах 90-х. Одна из них: мошенничество с поставками самолетов МИГ-29 для ВВС Индии.

В 1997 году заместитель Генпрокурора России Михаил Катышев возбудил уголовное дело по факту хищения 237 млн долл. бюджетных средств, к которому предположительно были причастны Владимир Потанин и первый замминистра финансов Андрей Вавилов. Деньги предназначались на изготовление самолетов МиГ-29 и их экспорт в Индию. В результате сделок производители самолетов не получили денег, а Индия не получила самолётов. Однако прибыль получили коммерческие банки, подконтрольные Потанину, через которые прошла крупная бюджетная сумма. В 2008 году следствие признало Вавилова виновным и закрыло дело из-за срока давности. На сегодняшний день ГМК «Норильский никель на 80 % принадлежит оффшорам различной юрисдикции и платит налоги в оффшорах , также как и сами владельцы, в т.ч. Потанин, Абрамович, Дерипаска и другие небезызвестные ребята .

  • Мордашев Алексей (состояние — 20,5 млрд. долларов на 2019 год) — основной актив: АО «Северсталь» , построенный Советским Союзом в период с 1955 до 1985 годы. В 1992 году ушлый Алексей создал с тогдашним директором АО «Северсталь» компанию «Северсталь-инвест» и выкупил на деньги самого комбината все его акции и стал практически единоличным владельцем, кинув по дороге всех. Правда же красивая схема: выкупить предприятие у государства на деньги самого же предприятия? Гениально. На сегодняшний день АО «Северсталь» принадлежит кипрским и британским оффшорам и платит налоги на Кипре и Британских Виргинских островах .

Писать обо всех смысла нет. Вся структура владения и способы первоначального «накопления» капитала списаны с одной кальки: Дерипаска, Прохоров, Алекперов, Рыболовлев, Абрамович, Богданов, Ходорковский и другие — братья из ларца одинаковых с лица! Все украдено на преступных залоговых аукционах у государства и народа, который создавал это имущество в течение 70 лет!

Читать еще:  Безопасная рукоять ножа бабочки. Как крутить нож-бабочку – полезные советы. Простой и эффективный способ открытия балисонга

Ну ладно, украли. А на что тратят эти деньги наши счастливчики? Создали за это время какие-то уникальные производства в России, новые прорывные технологии, несут социальную ответственность перед своей страной, которая подарила им огромные ресурсы и имущество? Хрена с два. Как только эти людишки получили незаконную собственность, начался булгаковский бал сатаны и маленьких сатанят с чудными именами: аркаша абрамович, мишка ходорковский, леша мордашев и т.д. и т.п. Началась безумная карусель из дорогих яхт, вилл, особняков, голых задниц, умытых дорогим шампанским, зарубежных футбольных клубов, бизнес-джетов и другой мишуры и дешевых блесток. Долбанные узколобые нувориши! А свою страну забыли и стали бояться. А вдруг страна деньги обратно потребует. Попрятали все в оффшорах — значит чувствуют за собой грешки прошлого. ( То, что нынешняя российская власть терпит эту ситуацию-тема для других статей ).

При этом умиляет интервью таких «оракулов» типа Мордашева на одном из последних Давосов, где он с пеной у рта булькает про неизбежность глобализации и сломе национальных границ . Да у тебя выхода нет, брат, ты должен так делать и говорить, ты же все деньги, которые зарабатываешь в России, хранишь в оффшорах и на счетах западных банков. Тебя западная элита держит за два волосатых шарика крепкими мясистыми руками. Ты инвестируешь в германский туризм, медальки немецкие получаешь, при том, что очень мутно на свою зарплату выкупил у государства крупнейший металлургический комбинат. Ах да, Алексей Александрович спонсирует Православную церковь (вера ли, мода ли, замаливание грехов — история умалчивает, но сильно напоминает 90-е, когда брателлы несли в церковь сумки нала и одевали как один на свои шеи золотых гимнастов. ). А вот бы лучше создал фонд по реставрации таких жемчужин вологодской земли как город Кириллов, Белозерск, Великий Устюг. Древние города в жуткой заброшенности. Почему надо спонсировать немецкую экономику и выручку Северстали хранить в валюте и в зарубежных банках, где они работают на экономику Запада?

И так с каждым продажным «олигархом». Что ценнее для вас, ребята: потратить деньги, заработанные в России на футбольные клубы типа «Челси», «Арсенал», «Монако», особняки стоимостью сотни миллионов долларов в престижных районах Лондона, Монте-Карло, Женевы, Нью-Йорка или потратить деньги на реставрацию таких жемчужин российских истории — таких городков как Торжок, Юрьев-Польский, Торопец, Псков, Кашин, Дорогобуж, Муром, Гдов, Осташков, Белев, Кострома, Галич и сотни других. Это история страны, это душа страны. Это туризм в России. Это деньги и рабочие места в провинции, это новое качество уровня жизни немосковской России. Ведь затрат на один «Челси» хватило бы на восстановление 15-20 малых исторических городов.

Ведь есть удивительные примеры настоящих бизнесменов, а не мошенников от приватизации, которые зарабатывали свои деньги собственным трудом и талантом. Такие люди любят и вкладывают в собственную страну. Пожалуйста, ярчайший пример : восстановление села Вятское в Ярославской области, инициатор — частный инвестор и похоже, большой патриот собственной страны, Жаров Олег Алексеевич , или Алексей Владиславович Шевцов благодаря которому возродился город Плес , волжская жемчужина.

Ребята, приведу удивительный пример Турции и турецких бизнесменов. Попробуй турецкий бизнесмен купить какой-нибудь футбольный клуб «Фулхэм» в Англии. Он будет уничтожен общественным мнением и политиками страны. Бизнес-элита страны жестко ориентирована на развитие собственной страны и патриотически настроена. И при том, что Турция практически не обладает полезными ископаемыми(в отличие от России) по доходам на душу населения Турция опережает Россию по данным на 2017, 2018, 2019 годы. Смешно. Смешно, печально и стыдно за Россию и ее бизнес-элиту.

А может наши олигархи со своими яхтами являются проводниками интересов России на Западе? Нет, похоже, не являются. События последних лет: антироссийская истерия, экономические санкции, запреты русского языка, дискредитация российского спорта, идут только по нарастающей.

Люблю всегда обращаться к истории. Потому что будущее — это повторение истории. Вспомним богатых людей, дореволюционных промышленников и меценатов: Морозовых, Мамонтовых, Рябушинских, Демидовых и множество других. Зарабатывая капиталы, они не бежали побыстрей покупать особняки в парижах и прочих ландонах, а создавали и отстраивали целые города: Гусь Хрустальный, Гусь Железный, Орехово-Зуево, Кузнецово (Конаково), Ногинск, куча городов Урала и множество других. В каждом провинциальном городе богадельни, больницы , гимназии, ремесленные училища строило не государство , а местные промышленники и купцы. Хотим, чтобы Россия была сильна — давайте не забывать историю.

Можно сколько угодно эмоционально комментировать ситуацию в нашей стране, но всегда надо делать выводы. А выводы такие :

1. а) В 90-е годы олигархи первой волны мошенническим путем завладели государственным имуществом, который создавал народ СССР. Государство было тогда обворовано в первый раз .

б) Все капиталы, зарабатываемые этими «бизнесменами» путем выкачивания природных ресурсов России, начиная с начала 2000-х годов оседают в оффшорах и счетах западных банков, их российскими активами владеют компании с иностранной юрисдикцией. Следовательно, сотни миллиардов долларов, заработанные в России, работают на экономику западных стран. Таким образом, Российская Федерация обворовывается повторно и этот процесс не прекращается.

в) Собственность этих олигархов оформлена на иностранные компании(зачастую даже московские квартиры и дома), а значит эти люди полностью зависят от финансовой системы Запада и подчиняются западным государственным институтам. Это означает, что эта гнилая «бизнес-элита» предаст собственную страну при первых же проблемах между Россией и ее конкурентами.

2. Исходя из вышеизложенного, жесткими экономическими мерами необходимо патриотизировать капиталы бизнесменов , работающих с природными ресурсами России и олигархов первой волны. Деньги, заработанные в России должны работать в России, развивать инфраструктуру, туризм, создавать рабочие места в собственной стране.

3. Ввести социальный налог на олигархов от залоговых аукционов и незаконного завладения государственным имуществом, равный половине рыночной стоимости их активов и создать суверенные фонды на восстановление и благоустройство российских городов, развитие экологических норм собственных производств, развитие инновационных технологий, восстановление социальной инфраструктуры и т.д.

4. Необходимо формировать патриотически настроенную экономическую элиту , а не вшивых глобалистов, думающих обворовывать и предавать Россию, прожигать жизнь и старость в сан-тропеях, новых йорках, намазывая черную икру на трюфеля, делая ванны для ног в подогретом игристом «Кристале». О своей стране пора думать, которая пока всех этих «олигархов» кормит. А вместо Челси, Арсеналов, Монако пора покупать Факелы, Тамбовы, Мордовии, Шинники. Пора разворачиваться в сторону России и парковать свои яхты в Анапе, Ялте и на Клязьме.

Следующая статья «Кто хозяин денег российских олигархов?». Читайте.

Журнал «Мировая энергетика»

Февраль 2004 г.

Налог на олигархов

Вынуть из кармана закон, который будет «точно» отбирать природную ренту, невозможно. В сфере природопользования у государства есть другие рычаги.

Виктор ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН,
доктор экономических наук, член-корреспондент РАН

Оказавшись в 70–80-е годы прошлого века на нефтяной игле, Россия так и не смогла гармонично развить другие отрасли, сделав ставку на сырье. Теперь для нашего развития главный источник доходов – экспорт сырьевых материалов. Отсюда острота проблемы распределения горной ренты: на какую ее часть может претендовать государство? Как оно может получить свою долю?

Простого решения, которое выскочило бы из какой-нибудь модели, как чертик из табакерки, в экономике не бывает. Поэтому сначала условимся, как понимать природную ренту, а потом рассмотрим поставленные вопросы. Самым точным мне кажется такое определение: природная рента – это часть прибыли, обусловленная использованием природного фактора. В случае горной ренты природный фактор – месторождения. Точно так же можно определить и любую другую, «неприродную» ренту: часть прибыли, обусловленная использованием интересующего нас фактора производства.

Барабан вместо скважины

Как считать составляющую прибыли, обусловленную природным фактором? Возьмем, к примеру, нефтедобывающее предприятие. Что нужно для добычи нефти? Месторождение, оборудование, труд, управление. Кроме того, есть внешние по отношению к предприятию экономические условия – национальные, международные. На результаты производства, на прибыль влияют климат, местоположение, инфраструктура, социальная среда, множество всяких факторов, неподконтрольных данному производителю. В таких случаях можно говорить о ренте либо о чем-то, подобном ей. Допустим, мы сумели оценить значимость всех факторов и разложили прибыль на соответствующие им части. В результате получим: от месторождения в этой прибыли, скажем, 50%, от использования труда еще 20 и т.д.

Читать еще:  Цель наступления. Условия и способы перехода в наступление. Наступление включает последовательное выполнение ряда тактических задач, основными из которых являются: - огневое поражение

Так вот: если у предпринимателя отнять все виды ренты, у него не останется никакой прибыли, только его собственная зарплата. Смысл предпринимательства полностью утрачивается. Получается до боли знакомое: предприятие работает, свободный остаток прибыли перечисляется в бюджет. А что такое свободный остаток прибыли в той, социалистической экономике? Это прибыль за вычетом того, что государство разрешало предприятию отщипнуть на социальные нужды, на развитие и т.д. По сути, это были расходы государства, а не предприятия. Так что вся ли прибыль перечисляется в бюджет или «только» свободный остаток – нет разницы: это проблема движения денег, а не проблема распределения прибыли. Воспоминания об этом рае кому-то не дают покоя.

Я десятки раз слышал, что при «нормальном» капитализме предприниматель должен получать нормальную прибыль и больше ничего. Но предприниматель только тогда предприниматель, когда хочет получить ненормальную прибыль. Именно это является движущей силой предпринимательства. Если сразу объявить, что он получит «нормальную» прибыль, а остальное отдаст государству, он скажет: электрогитарой или барабаном я больше заработаю. Если государство о предпринимательском стимуле не печалится вообще, оно может пойти таким путем, но пусть подумает, что из этого получится.
Само собой, владелец каждого фактора, нужного для образования прибыли, имеет право на некую долю той части прибыли, которая обусловлена данным фактором. Обычно владелец природных ресурсов (и многого другого) – государство, конечно у него полное право на долю природной ренты. Какую именно долю? К сожалению, этот вопрос решается только методом проб и ошибок, подстройкой налогового и финансового механизма.

Ножом по стеклу

Очень наивные люди полагают, что решить вопрос можно, если озадачить работой 100 или 1000 плановиков с калькуляторами, как было в Госплане СССР.

Не спасают дело и математические модели, пусть даже предельно сложные. Почему такие модели не дают готовых рецептов? В самом общем виде – потому, что мы имеем дело с огромным природным, географическим, экономическим, социальным разнообразием, соизмерить и соразмерить все это наука не умеет. Это умеет делать рынок, но далеко не всегда.

Представим себе два предприятия, работающих в одинаковых «внешних» условиях. У них будет одинаковая прибыль? Никогда! Значит, надо договориться, как оценивать результаты производства. Известно два подхода. Первый – классический, он принимает за точку отсчета средние данные по отрасли. Второй – маржиналистский, учит, что ориентироваться надо на лучшие возможные действия. Но как только мы сталкиваемся с проблемой природной ренты, так сразу упираемся в невероятные трудности при обоих подходах.

В первом случае понятие средний имеет ясное экономическое содержание, если множество объектов (например, предприятий) можно воспринимать как статистический ансамбль. Тогда средние величины информативны, сообщают что-то существенное. Это относится к земельным или лесным участкам – там характеристики, по которым различаются объекты, уложатся в два десятка, а самих объектов – десятки (а то и сотни) тысяч. Теперь берем месторождение апатито-нефелиновых руд на Кольском полуострове. Что можно сказать про него при таком подходе? А ничего. Потому что усреднять не с чем – другого подобного в мире нет. И каждое месторождение полиметаллических руд уникально по составу добываемого природного вещества. Уголь – и тот различают более чем по 30 маркам. Месторождения чрезвычайно разнообразны не только по качеству и концентрации полезного компонента, но и залеганию рудного тела, вмещающим и вскрышным породам, примесям и т.д. Так же и с нефтяными месторождениями. Надеяться, что статистические методы дадут здесь готовое решение – все равно, что кухонным ножом стекло резать, даже царапины не остается.

Модель, что дышло

Маржиналистский подход приводит к задачам оптимизации, в которых нужно учитывать еще больше факторов. Однако не все они поддаются измерению. Если все же построить (с неизбежными ошибками) такую модель, сложную, как сама жизнь, то выяснится, что «качая» ее параметры в пределах точности их измерения, мы будем получать совершенно разные результаты. В этом случае модель – что дышло, куда повернул, туда и вышло.

Теоретически эти вещи изучались многими экономистами. Все сколько-нибудь аккуратные и методологически подкованные исследователи приходят к одному выводу – и статистическая обработка данных, и оптимизационные модели многое проясняют на содержательном уровне, но не являются инструментом для принятия решений. Они «шлифуют мозги» менеджеру, но не дают отмычку для замка, который надо открыть. Так что затея с приемлемой точностью вычислить горную ренту, пусть даже не для того, чтобы ее изымать, довольно бесперспективна.

О переносе произвола

Но все-таки как может государство взять у сырьевых отраслей свою часть горной ренты и в каком объеме, чтобы не нанести ущерба их развитию? Эту задачу решает налогово-финансовый механизм: почти все его элементы так или иначе осуществляют перераспределение горной ренты. Прежде всего – налог на прибыль. Да, сегодня государство получает мало. Но с очень высокой прибыли надо брать долю больше, чем с низкой, это называется прогрессивный налог на прибыль. Кто мешает его ввести? Во многих странах он действует.

Теперь зарплата. В нефтянке она существенно выше, чем в целом по промышленности, потому что часть горной ренты попадает и в зарплату. Когда нефтяник платит 13% подоходного налога, там оказывается что-то и от горной ренты. То же относится к единому социальному налогу, НДС и т.д. Наконец, есть платежи, которые очень жестко связаны с перераспределением ренты: экспортные пошлины и налог на добычу полезных ископаемых.

Говорят, что все эти методы – косвенные, а надо ввести прямые рентные платежи. Для этого предлагают ввести коэффициенты для разных природных факторов – за качество нефти, глубину залегания пласта, сложность условий бурения, суровость климата и прочее. Если известны такие коэффициенты (это гораздо сложнее, чем распределение прибыли по обусловившим ее факторам), их можно пронормировать так, чтобы обеспечить государству долю горной ренты, скажем, в 90%. Оставшейся частью пусть распоряжается предприниматель. Выходит, что вроде как и стимул для него сохраняется.

Однако это предложение – перенос произвола из одной инстанции в другую. Просто та инстанция, с которой мы сейчас имеем дело, – система налогов и сборов – хорошо изучена, существует веками, самым «молодым» ее компонентам – по полвека. С этими рычагами государство научилось обращаться, все это достаточно привычно и бизнесу. Взамен предлагают ввести новую систему, в которой неопределенностей больше, потому что гораздо больше параметров, неясны их взаимосвязи. Система абсолютно неизвестна, а нам сейчас не до экспериментов. Самое главное, что и теоретический анализ этого эксперимента показывает: вряд ли от него можно ожидать чего-нибудь хорошего – это не просто перенос произвола в другую инстанцию, но еще и с коэффициентом усиления произвола.

Эмираты нам не указ

Почему нам не подходит модель Эмиратов, чей народ, пока не кончилась нефть, обречен на процветание? Ведь наши недра побогаче будут, один Самотлор чего стоит! Да потому, что в ОАЭ население куда меньше и нет того разнообразия, которое есть у нас. Вот если бы Самотлор был отдельным государством, тогда другое дело. Но в том-то и катастрофа для тех, кто исповедует эти идеи применительно к российским условиям, что в таком случае нужно говорить не о России, а о 20 или 30 богатых минеральным сырьем провинциях, к каждой из которых следует относиться как к отдельному государству.

Еще, бывает, вспоминают Норвегию, где морские нефтяные платформы обогащают казну. Это так, но опять-таки условия принципиально отличаются от наших. Фактически норвежский нефтеносный шельф можно рассматривать как одно месторождение, которое эксплуатирует одна государственная компания – Статойл. Не забывайте и про высокую производственную культуру и уровень менеджмента, которые были в Норвегии еще до начала добычи нефти. Теперь для сравнения представьте: у нас единственный Самотлор, одна государственная компания, больше никакой нефти, но вышколенные рабочие и классный менеджмент. Тогда все понятно: служащие сидят на зарплате, прибыль – собственность государства, как при социализме. Государство делает с ней, что хочет: может класть на индивидуальный счет каждого гражданина определенную сумму, может направлять на развитие инфраструктуры. В России такой ситуации с природными ресурсами заведомо не будет. А если гипотетически допустить возврат в социалистическую систему, то задачи, которые встанут перед социалистическим государством, будут несопоставимо сложнее, чем те, которые стоят перед Норвегией или Эмиратами. Мы об эти задачи голову уже разбили, что и кончилось катастрофой для советского народного хозяйства.

Источники:

http://rosinvest.com/page/nalog-na-oligarhov-ili-kto-stroil-olimpijskij-sochi
http://zen.yandex.ru/media/id/5a7e0bcba86731459e55f916/5de97867e6cb9b0131aad845
http://www.worldenergy.ru/mode.1349-id.1491-type.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector